shakko_kitsune: (1 dress)
Милан, 1489

Разных женщин любил в своей жизни великолепный герцог миланский Лодовико Сфорца, и все они обожали его, обожали и боготворили. Лишь одна из прошлых его возлюбленных, нежная Чечилия Галлерани, чей портрет кисти Леонардо герцог даже вешал в своей опочивальне, смотрела на него порой такими испуганными, странными глазами, что он сомневался в ее страсти к себе. Но потом, встряхивая головой, Лодовико выкидывал эту мысль из головы, как животные вытряхивают затекшую в уши воду. Он верил в ее чувства, верил – и ошибался.
Read more... )
shakko_kitsune: (1 dress)
В одной далёкой северной стране tzar Петер Alexejewitsch сражался с храбрейшим, благороднейшим и наделённым множеством достоинств монархом – Карлом Двенадцатым из династии Пфальц-Цвейбрюкен; в более близком Париже 75-летний Король-Солнце бродил, шаркая ногами, по зеркальным галереям Лувра, ныне скучным и по-старчески ханжеским, где больше не играла веселая музыка и молчали виолы-да-гамба. Здесь, в Венеции, наоборот, царил праздник – впрочем, как обычно. Мессер Джироламо Баруффальди, высокий священник с породистым носом, мозолью на безымянном пальце от железного карандаша и руками в чернильных пятнах, изгнанный из Феррары римским папой из-за какого-то мелкого территориального спора, поэт и учёный, сидел за своим письменным столом и смотрел в окно.

Восхитительные венецианки в платьях из лазурной органзы и пунцового броката проплывают мимо, возлежа в гондолах и бросая в окно к Джироламо бутоны роз. Он чувствует аромат их крепких духов и запах сладкого белого вина, идущий от кавалеров, но ему не хочется присоединиться к ним. Мысли его занимает другая дама. Прекрасная. Загадочная. Умершая лет двести тому назад.

Он взял лист бумаги. Лист провоцировал своей чистотой. Он начал писать о ней.






Джованни Беллини. "Дама за туалетом",, 1515






* * *

Женщина остается красивой в веках, только если о ней написали поэты. Поэт Пьетро Бембо называл Барбару Торелли «редчайшей» – он, которому отдала сердце сама Лукреция Борджиа! Поэт Эрколе Строцци пренебрег ради неё своим правилом – писать стихи только на латыни, и сочинял сонеты на вульгарном итальянском: лишь бы она их поняла, прекрасная Барбара, восхитительная Барбарелла.

Он познакомился с нею, когда ей было почти тридцать, а его младший брат собирался жениться на её старшей дочери, но Эрколе было все равно. Её лицо не было по-античному прекрасным, но она улыбалась так пленительно, а мягкий голос её был таким тёплым и ласковым – несмотря на все неприятности, которыми была наполнена её жизнь, что Эрколе Строцци потерял голову.

И вот хромоногий коротышка Строцци, который всю жизнь ходил с костылем и был самым очаровательным, по утверждению дам, мужчиной в Ферраре (двое бастардов, рожденных ему этими дамами, подтверждали это мнение), начал ухаживать за тещей своего брата.

Богатой, знатной, образованной, красивой и замужней.
Про поэзию, секс и насилие )
shakko_kitsune: (1 dress)
Лукреция Борджиа умерла летом, в день Рождества Иоанна Предтечи, в год 1519-й. В вечер ее похорон дочь разорившегося феррарского шляпника Лаура Дианти, которой суждено будет стать преемницей Лукреции, внезапно поняла, насколько ей надоело быть проституткой; бедной, голодной, безобразно одетой и безмерно усталой.

Лауре было пятнадцать, но от товарок по дому терпимости она знала, что все еще кажется подростком. От природы этой итальянке из простонародья были даны черные глаза и густые темные волосы, которые парой веков позже составили бы ей славу первой красавицы. Но на дворе шел Ренессанс, и хозяйка борделя, за наеденное пузо звавшаяся Роспой – «Жабой», заставляла ее травить кудри до соломенно-желтого цвета и белить щеки. Кормили плохо и чем попало, вдобавок, у Лауры еще не прошли юношеские прыщи. Свое тело казалось ей неловким и слишком тощим. Она не умела разговаривать с людьми, сутулилась и, все также, несмотря на время, проведенное в публичном доме, не любила мужчин и не знала, что с ними делать.


Себастьяно дель Пьомбо. «Куртизанки» — подобная внешность соответствовала идеалу женской красоты Ренессанса


Read more... )

shakko_kitsune: (1 dress)
Вокруг Феррары в жару ландшафт неприветливый, оранжевое солнце выжигает лысые холмы, и ветерок едва веет. Августовский полдень в каменном монастыре Тела Христова был невыносим, и сестра Екатерина захлопнула окно в келье, пытаясь сохранить хоть немного прохлады. Сев за письменный стол, она достала лист бумаги и, чуть помедлив, стала писать о событиях, которым ей несколько лет назад довелось быть участником и свидетелем.

Воспоминания о том предательстве и о той неслыханной измене не доставляли ей удовольствия. Но аббатиса попросила, верней даже, приказала составить этот документ – то ли, чтоб свидетельство осталось для следующих поколений, то ли потому, что ей хотелось узнать, были ли правдой все те сплетни, которые ходили о дворе соседнего правителя. Сестра Екатерина усмехнулась: госпожа настоятельница узнает, что эти сплетни – еще малая толика всей правды.

Нахлынули неприятные образы: сестра Екатерина вспомнила тот день, когда это все началось. Горькая улыбка скользнула по губам – в памяти нарисовалась фигура юной красавицы Камиллы Фаа в тот самый день, когда её впервые увидел Эрнандо.


Франческо Фурини (?). "Царица Артемисия", ок. 1630

Read more... )
shakko_kitsune: (1 dress)
Шесть штук парчового полотна цвета лазоревого, три – ткани дамасковой, золотыми грифонами и цветами по пунцовому фону затканной, да двенадцать отрезов шёлка, доставленных путём морским из краёв басурманских, входили в приданое медноволосой донны Марии Аквинат, выданной за сеньора Северино ди Северини Убальди в храме Сан Лоренцо Маджоре, что в Неаполе на углу виа деи Трибунале, в лето Господне 1327-е, апреля числа двенадцатого. Жених был красив, упитан и силён; мускулы его ляжек, плотно обтянутых шоссами, возбуждали в дамах, сидевших на скамейках позади алтаря, неподобающие мысли. Две его бывшие возлюбленные из числа придворных дам королевы Санчи тайком кусали губы.

Невесте шестнадцать лет и три месяца. Богатая девочка, две недели как из монастырской школы, с наивным взглядом балованного подростка и неловкими движениями веселого жеребёнка. Муж старше на одиннадцать лет и, познав все прелести придворной жизни при королевском дворе, он наслаждался неиспорченностью Марии, свежестью её кругленького личика и восторгом, с которым она смотрела на всю эту роскошь вокруг. Его влажные карие глаза с предвкушением любовались телом Марии, его изогнутые купидоновым луком тёмные губы увлажнялись, когда он отвечал священнику «да», его ладони даже слегка потели. Северино Убальди надевает золотое кольцо на безымянный палец дочери графа Аквинского, и епископ объявляет их супругами.

В далёком Авиньоне, прекрасной резиденции римских пап на текучей Роне, за шесть дней до этого на утренней мессе в Эглизэ де Сен-Клер некий юрист по имени Франческо Петрарка впервые видит (на дубовой скамейке в четвёртом ряду слева) прекрасную Лауру, урожденную де Нов, супругу храброго рыцаря Уго ди Саде.


Свадьба, "Кассоне Адимари" (фрагмент), ок. 1450, Giovanni di ser Giovanni Guidi (il Scheggia)


Читать дальше. Текст вышел в 5 раз короче предыдущего, честное слово )
shakko_kitsune: (1 dress)
Лауретта, росточку небольшого, с веснушками, слабой улыбкой да волосами в рыжину, была сиенской проституткой. В 1366-м, за восемь лет до того, как в город опять пришла Черная Смерть, ей было за двадцать. Точней не сказать – сама она своих годов не считала, а семьи у неё не осталось. Мать умерла как-то родами, отец скончался чуть позже, а приехавший за наследством отцовский двоюродный дядя завалил румяную Лауретту, тогда еще почти девчонку, на спину, испортил, а потом на улицу выгнал.

Пойти было некуда, и есть хотелось безумно, и плод уже стучал ножками в живот Лауретты, а кругом была ненависть и чужие люди, так что она нашла убежище на задворках Сиены и брала любую черную работу, какую давали. Тот ребенок, первый, умер через три дня после рождения, и сама она нелегко болела. А когда выздоровела, то румянцем во все щеки уже не могла похвалиться, и гордости у неё не осталось, и когда какой-то молодчик предложил ей дукат за тело белое, пожала плечами и пошла с ним за угол.


Публичные бани "с услугами"  (Франция, 15-й век).



Read more... )

shakko_kitsune: (1 dress)

I.

В году 1547-м от Рождества Христова Sacrum Imperium Romanum простиралась от Балтики и Северного моря на севере до Адриатики и Тирренского на юге, от Роны и Мааса на западе до Одера и Дуная на востоке, державно владея сотнями городов и десятками народов. Иоганна родилась в январе в её столице – дождливой Праге, Бьянка – в свободной от империи Венеции в августе. Первая была дочерью императора, вторая – купца. С детства Иоганну затягивали в жесткий корсаж, сплющивающий бюст, и подпирали щеки жестким воротником; Бьянка носила юбки летящего фасона и всегда ходила без нижнего белья –  так, чтобы игривый ветерок задувал под подол, освежая тело. В десять лет Бьянка воровала деньги из расшитого шелками кошелька отца и до отвала наедалась сладостями, купленными на рынке; в тех же летах Иоганна лежала на холодном полу часовни, моля Иисуса о папенькином здоровье.

1. Бьянка Капелло, портрет работы Аллори. 2. Иоанна Австрийская, портрет работы Бронзино

Read more... )

shakko_kitsune: (Sandys)
Со временем Изотту начинают уважать. Те, кто способен понять её сочинения, отдают им должное; те, кто не способен – доверяют мнению первых. (Женщины молчат – это тоже достижение). Верона – небольшой город, и с тех пор, как Гуарино переехал – уже не центр кипучей интеллектуальной жизни. Когда в 1450-м году веронскому посольству надо ехать в Рим, произносить собственноручно написанную речь на латыни доверяют Изотте Ногарола. Ей 33 года, она преклоняет колена перед Николаем V; сегодня в честь праздника она оделась поярче – в терракотовое.

Read more... )
shakko_kitsune: (1 dress)

(новая редакция старого рассказа - 2015 год)
Флоренция, 1469-1475

Превосходный живописец Александр, именовавшийся по обычаю нашему Сандро, и прозванный вслед за своим старшим братом, который был весьма толст – Боттичелли, то есть «бочонком»,  скончался во Флоренции в 1510 году. Под конец жизни он стал совсем дряхлым и больным, ходил, опираясь на две палки, ибо выпрямиться уже не мог. Умер он немощным калекой, и согласно своему желанию, был погребен в церкви Всех Святых, рядом с его прекрасной возлюбленной Симонеттой Веспуччи, скончавшейся 34 годами ранее.

Зарабатывал Боттичелли много, но все у него шло прахом, так как хозяйствовал он плохо и был беспечным. Незадолго до кончины он перебирал рисунки и эскизы, все еще остававшиеся в его мастерской, хотя многие, ценя его мастерство, старались заполучить их и предлагали большие деньги. Среди пожелтевших листов, пахнувших пылью и солнцем, он заметил один набросок Симонетты сангиной, о котором совершенно позабыл. Его Симонетта, божественная Симонетта, его Весна, Примавера, его Венера, Мадонна Магнификат и делла Мелаграна, бесплотный ангел и бесподобная небожительница, всегда сиявшая небесным светом, была нарисована здесь совсем по-другому.

Боттичелли узнавал в рисунке свою руку, но дивился такому образу Симонетты – здесь она представала земной женщиной. Ее тело светилось здоровьем, губы, казалось, все-таки знали поцелуи, и ее хотелось заключить в объятия и посадить себе на колени, а не пасть ниц у ног. На всех прочих картинах Боттичелли она была ускользающим миражом, здесь же – просто счастливой женщиной. «Неужто она когда-то была такой? – в ужасе спросил себя живописец, – неужто я ее просто придумал? Как я мог всю жизнь так ошибаться?».
Read more... )
shakko_kitsune: (1 dress)
I

Бьянка жила в Вероне в начале XV века. Невысокая, пахнущая малиной, она была замужем за аристократом, чей род обитал в городе уже полтысячелетия. Семья владела парой небольших городков неподалеку. Леонардо с супругой часто ездили из одного поместья в другое. Бьянка была постоянно беременна. Она любила смотреть в окно на восхитительные итальянские сады, слушать мальчиков-певцов и читать рыцарские романы.
Read more... )

shakko_kitsune: (1 dress)
Венеция XVI-го века. Одну сестру назвали Кассандрой – в честь пророчицы, вторую Гаспарой – в честь волхва. Гаспара чуть полновата, неотразима, вплетает в прическу розы и ходит легкой походкой. Кассандра носит темный цвет волос, не гоняясь за модой; она часто улыбается своим мыслям, всегда внимательно слушает, местный бакалейщик считает её единственным здравомыслящим человеком в этом доме. Гаспару восхищает современная поэзия; она может часами беседовать с гостями о чьём-нибудь новом сонете. Порой от особенно красивой антитезы её глаза наполняются слезами. Кассандре в детстве хватило хладнокровия изучить латынь, поэтому теперь она черпает радость, перечитывая классиков – удовольствие, недоступное её сестре. У них красивый особняк на Канале Деи Редотто.

Девушки прекрасно поют, играют на лютне и на спинете. У Гаспары – сопрано, Кассандра поет меццо. Они раскладывают на голоса Петрарку и исполняют под собственный аккомпанемент. Композитор Туттовале Менона учил их этому искусству. Дом полон друзей их брата. Он студент Падуанского университета, его зовут Бальдассаре – в честь второго волхва. Бальдассаре стесняется женщин и пишет стихи, они слабоваты, но приятели похваливают его за отточенность метафор. Из окон их дома открывается прекрасный вид на солнце, садящееся за Санта Мария делла Салюте.

Венецианские девушки шестнадцатого века:

1. Парис Бордоне. Портрет молодой девушки у туалетного столика. 2. Парис Бордоне. Портрет молодой девушки. 3. Моретто да Брешиа. Портрет девушки

Read more... )

Profile

shakko_kitsune: (Default)
shakko_kitsune

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 06:44 pm
Powered by Dreamwidth Studios